воскресенье, 3 октября 2010 г.

Литературная гостиная "Сороковые, роковые..."

Эта гостиная посвящена творчеству поэтов, живших и писавших в годы Великой Отечественной войны: Александра Твардовского, Марка Лисянского, Михаила Светлова, Константина Симонова, Сергея Орлова, Юлии Друниной, Анны Ахматовой, Михаила Львова, Давида Самойлова, Семена Гудзенко, Булата Окуджавы, Григория Поженяна и других.
Авторы были выбраны по принципу личных приоритетов. Среди критериев отбора стихов были правдивость и искренность.
К выбранным стихам подобрали вводные слова, музыку. Стихи, ставшие песнями, ребята разучили и исполняли со сцены. В литературной гостиной были реализованы и танцевальные номера: под вальсы военного времени пары кружились по сцене.
Время отбора информации для литературной гостиной для меня самое интересное, ведь столько открытий можно сделать в связи с тем, что информация в интернете стала очень доступной.
Например, для этого мероприятия я искала информацию о Григории Поженяне. Мне и так очень нравились его стихи, а в интернете я узнала что он не только замечательный поэт, но и очень смелый человек. Пройдя всю войну разведчиком-диверсантом морской пехоты, он своим геройством заслужил множество наград. Когда в 1941 году немцы осадили Одессу и отключили подачу воды, группа разведчиков пробралась к водокачке, захватила ее и пустила в город воду - на несколько часов. В этой акции смертников уцелели немногие. Среди выживших - Григорий Поженян. Причем, его посчитали погибшим, и в Одессе стоит обелиск, на котором среди имен павших солдат ошибочно значится его имя.
...И остался один во вселенной,
прислонившись к понтону щекой,
восемнадцатилетний военный
с обнаженной гранатной чекой.
На сайте радио Эхо Москвы сохранилась запись интервью с Григорием Поженяном. И в нем он рассказывает о том, как в послевоенные годы он отстаивал свои взгляды, свои убеждения, свою честь.
Григорий Поженян
"Г. ПОЖЕНЯН. Руководителем (моего) семинара был Антакольский Павел Григорьевич... У нас с ним была большая дружба. И в роковой для него момент, в период космополитизма, меня вызвали и сказали: "Ты знаешь, кто твой учитель?" Я говорю: "Да, я знаю". "Он еврей". Я говорю: "Ну, и очень хорошо". "Выступи, народ тебя поймет". Я надел все свои ордена и выступил. Меня исключили из литинститута. Так кончилось мое первое поступление в институт. Потом меня еще раз исключили из института.
М. ПЕШКОВА Простите, я Вас перебью. А когда Вы воспользовались личным оружием? Было такое в литинституте?
Г. ПОЖЕНЯН Было. Я не воспользовался. Я просто вынул и сказал, что это дело кончится очень плохо. И я его чистил, это оружие, и мой друг, так называемый, Володя Солоухин, донес. Меня вызвали, за мной приехали, посадили. И на гашетке, на ручке было написано: "Угольку за храбрость". Они сказали: "Какой же ты Уголек?" Я сказал: "Это была моя диверсионная кличка". В общем, должны были судить, и засудили бы. Я на суде читал стихи:
На нем запекся мой кровавый след,
Я с ним тонул, ходил в поход, в рассуде,
И вот теперь за этот пистолет
 Моя страна меня же и осудит.
Плакали все: студенты, которые пришли, заседатели и т.д. И в конце концов, меня освободили."

Эти два случая очень показательны для характера поэта. Он весел и бесшабашен, но в момент, когда нужно заявить о своей гражданской позиции, он становится непреклонным.
Защищая свою крутизну,
 не печальтесь, что губы разбиты...
Очень горько и обидно до слез было узнать о том, что любимого поэта в 79 лет жестоко избили на собственной даче в Переделкино. Трое молодчиков просто надругались над стариком, ничего не взяли в доме. Предполагают, что нападение неизвестных могло быть спровоцировано последовательной позицией поэта, выступающего за включение города Севаcтополя в состав России.
Противники не смогли ответить ему достойно, а выбрали такой мерзкий способ "сказать свою реплику".
Григорий Поженян до последних своих дней оставался бойцом, защищавшим свою Родину. "Жить с правдой, как с ребенком на руках" - было его правилом жизни.

Комментариев нет:

Отправить комментарий